Меню

Аллергический ринит и бронхиальная астма у детей доклад

Аллергический ринит и бронхиальная астма у детей доклад

Аллергический ринит в большинстве случаев лежит в основе развития бронхиальной астмы. Как лечить прогрессирующее заболевание и избежать опасных осложнений – читайте далее.»

Аллергический ринит – заболевание верхних дыхательных путей, вызванное контактом с аллергеном. При отсутствии своевременного лечения и других провоцирующих факторов приводит к бронхиальной астме (кроме того, утяжеляет её течение). У явления есть и второе название – атопическая астма (т.е. хроническое воспаление дыхательных путей, спровоцированное аллергеном).

Аллергический ринит сопровождается воспалением слизистой носа, насморком, чиханием и затрудненностью дыхания. Проявления заболевания затрагивает только верхние дыхательные пути, однако в некоторых случаях «переходит» на нижние. Это объясняется единством дыхательных путей – носовая полость и лёгкие анатомически связаны. Поэтому поражение слизистой носа приводит к идентичной патологии в слизистой оболочке бронхов.

Основная причина заболевания – контакт с возбудителем, к которому у организма повышена чувствительность. Обычно инородные частицы «устраняются» слизистой носа в течение нескольких минут, не вызывая реакции организма. Аллергены же быстро всасываются в клетки, освобождая свободный гистамин, провоцирующий отёк и воспаление слизистой.

Развитию недуга способствуют следующие факторы:

  • Постоянный контакт с аллергеном;
  • Курение;
  • Дополнительные поражения дыхательных путей;
  • Отсутствие лечение.

В результате возникает атопическая астма. Воспалительный процесс «переходит» на бронхи, становится хроническим и сложнее поддаётся лечению.

Помимо основной причины недуга – контакта с аллергенами, существует ряд факторов, которые увеличивают вероятность развития болезни.

  • Наследственность (если родители – аллергики, шансы ребёнка «избежать» заболевания примерно 30%);
  • Плохая экология (различные атмосферные загрязнители вызывают воспалительные процессы в организме);
  • Профессиональная деятельность (вредные пары и ядовитые вещества поражают бронхи).

Также к факторам риска можно отнести частые стрессы и неправильное питание. Нарушения в работе нервной системы и желудочно-кишечного тракта сказывается на состоянии всего организма.

Первые признаки развивающегося приступа проявляются в виде сухого кашля, насморка и болезненных ощущений в районе живота. Если обострение не купировать, состояние больного ухудшится.

Проявятся другие ярко выраженные симптомы:

  • Одышка;
  • Частое затруднённое дыхание с хрипами;
  • Выделение мокроты с сильным кашлем;
  • Боль и чувство стеснения в груди.

Все эти физиологические процессы провоцируют спазмолитическое сокращение мускулатуры, образование слизистых «пробок» и нарушенная реакция бронхов. В некоторых случаях приступ сопровождается повышением температуры тела из-за воспаления лёгких (отёка стенок бронхов).

Установление тяжести заболевания основывается на количестве и «качестве» приступов. Самая лёгкая степень называется «интермиттирующей». При такой форме болезни дневные приступы случаются не чаще раза в неделю, ночные – примерно 1- 2 раза в месяц.

Другие степени заболевания:

  • Персистирующая (симптомы проявляются чаще 1 раза в неделю, приводят к снижению активности);
  • Средняя (приступы случаются каждый день, сказываются на качестве сна и общем состоянии организма);
  • Тяжёлая (симптомы проявляются постоянно, больной не может вести нормальный образ жизни).

В тяжелых случаях болезнь требует постоянного наблюдения со стороны специалистов. При прогрессировании недуга приступы случаются чаще, их длительность также увеличивается. Больному может понадобиться экстренная помощь, иначе последствия будут необратимыми.

Обычное обострение симптомов аллергической астмы быстро купируется заранее приготовленными препаратами. Однако в некоторых случаях приступы удушья развиваются внезапно и стремительно, приводя к тяжелым последствиям. Например, к затрудненному дыханию, внезапной его остановке или к разрыву альвеол лёгких (в редких случаях). Без экстренной помощи осложнения приводят к летальному исходу.

Причины возникновения критического состояния:

  • Сопутствующие заболевания (болезни лёгких, сердечно-сосудистые нарушения и т.д.);
  • Воспалительные процессы в организме, провоцирующие повышения температуры тела;
  • Продолжающийся контакт с возбудителем;
  • Несоблюдение назначенной терапии;
  • Неправильная техника ввода препаратов;
  • Вредные привычки;
  • Тяжелая степень заболевания.

Также осложнения могут возникнуть из-за врачебной ошибки: неправильно подобранной терапии или неадекватной оценки контроля бронхиальной астмы. Однако это исключительные случаи. Современные методы лечения позволяют успешно контролировать течение заболевания при помощи своевременной диагностики и медикаментов. Главное, ответственно относиться к своему здоровью и соблюдать предписания врача.

Заболевание выявляется при помощи опроса и визуального осмотра больного, забора крови и мазков слизистой, анализ мокроты. При исследовании обнаруживается повышенное содержание эозинофилов, что говорит об аллергической форме астмы. Для определения возбудителя используется панель аллергенов (взрослые диагностические методы отличаются от детских).

Также проводятся комплекс исследований, направленный на выявление основных признаков аллергического бронхита:

  • Компьютерная томография (определяет утолщение слизистой оболочки в носовых пазухах);
  • Выстукивание и выслушивание лёгких (выявляет хрипы и свистящее дыхание);
  • Рентгенография (обнаруживает эмфизему лёгочной ткани и усиленный лёгочный рисунок);
  • Спирометрия (определяет изменения дыхания).

Последнее исследование считается наиболее эффективным в определении астматического недуга. Также спирометрия позволяет выявить тяжесть приступа и эффективность терапии (если лечение уже проводилось).

Первым делом устраняется контакт с аллергеном, вызывающим недуг. Затем назначается комплексная терапия. Благодаря идентичным воспалительным процессам и симптомам, лечение обоих недугов проводится по одному плану.

Купируется аллергический бронхит (аллергический ринит с астмой) при помощи:

  • Медикаментов;
  • Дыхательной гимнастики;
  • Физиопроцедур (ингаляции, УВЧ-терапии и т.д.).

Также большой упор делается на аллерген-специфической иммунотерапии. Суть процедуры – введение в организм пациента небольших доз аллергена. В результате снижается чувствительность к возбудителю, симптомы заболевания становятся менее выраженными. Это позволяет снизить дозировку медикаментов без ухудшения состояния больного.

Аллергический ринит и бронхиальная астма тесно связаны, поэтому проводится единая системная терапия. Однако есть особенности в назначении препаратов, которые зависят от симптоматики и тяжести заболевания.

Типы препаратов Воздействие на организм Особенности применения, побочные эффекты
Интраназальные глюкокортикостероиды Противовоспалительные препараты, эффективные на всех этапах лечения. Нормализует носовое дыхание, способствует прекращению насморка и чихания. Используются в качестве базовой терапии средней и тяжелой формы аллергического ринита (без угрозы атрофии слизистой). В целом хорошо переносятся больными. Однако могут вызывать побочные эффекты в виде сухости в носу и кровотечения при неправильном использовании препарата (струю из пульверизатора нужно направлять на латеральную стенку носа).
Антигистаминные седативные (I поколения) и неседативные (II поколения) Подавляют действие свободного гистамина. Это вещество, которое высвобождается из клеток при попадании аллергена в организм. При взаимодействии с некоторыми рецепторами гистамин провоцирует появление отеков, высыпаний и зуда. Антигистаминные средства уменьшают эти проявления и снижают необходимость в бронхолитических препаратах. Используются для лечения аллергического ринита с лёгкими симптомами (при интермиттирующем и персистирующем течениях). Приём антигистаминных препаратов I поколения запрещён при сопутствующей бронхиальной астме из-за выраженных побочных эффектов (сухость слизистой, тахикардия, задержка мочи). Кроме того, принимать препарат нужно часто, а организм быстро привыкает к медикаменту. В результате с каждым приемом требуется больше лекарства.

АГП II полностью лишены «недостатков» АГП I, поэтому их следует принимать для лечения аллергического ринита и сопутствующей бронхиальной астмы.

Если больной страдает персистирующей формой бронхиальной астмы, препараты назначаются примерно за 2 недели до предполагаемого обострения. Таким образом удаться избежать резких приступов удушья и существенно облегчить состояние больного во время рецидива заболевания.

Помимо медикаментозной терапии и физиопроцедур, при лечении аллергического ринита и астмы используют специальные упражнения. Дыхательная гимнастика помогает смягчить приступы и предотвращает развитие осложнений.

Комплекс состоит из нескольких упражнений, которые выполняются в разных положениях тела. Больной формирует для себя программу, максимально комфортную для выполнения.

И.п. – лежа на спине И.п. – стоя И.п. – сидя на полу
1. Колени аккуратно притягиваются к груди на выдохе. На вдохе возвращаются в исходное положение.

2. Руки лежат под ягодицами. Живот втягивается на медленном глубоком выдохе, затем выпячивается при сильном вдохе.

1. Ноги – на ширине плеч. Вместе с глубоких вдохом руки разводятся в стороны до уровня плеч. Далее – резкий выдох, при котором руки опускаются и хлопают по бедрам. Упражнение также можно выполнять при медленной ходьбе на месте.

2. Руки лежат на поясе. Живот выпячивается вместе с медленным вдохом, на резком выдохе – втягивается с силой. Дыхание через нос.

3. Руки вдоль тела. На вдохе плечи медленно поднимаются, после резкого выдоха также неторопливо возвращаются в исходное положение.

4. На вдохе руки поднимаются в стороны и вверх, спина прогибается назад (стоять на носках). На выдохе аккуратный наклон вперед и округление спины, во время которого нужно «обнять» себя руками.

1. Ноги вытянуты вперёд. При вдохе ртом руки поднимаются до уровня плеч, при медленном выходе (слышится свистящий звук) опускаются.

2. Дыхание через соломинку, опущенную в ёмкость с водой. Упражнение повторяется несколько раз в течение дня (один подход – 10 минут).

3. Берутся обычные воздушные шарики и надуваются до тех пор, пока не лопнут. За день нужно «лопнуть» 3 – 4 шарика.

При выполнении дыхательной гимнастики главное – регулярность. Иначе нужного эффекта достичь не удастся.

Заболевание диагностируется у детей любого возраста (старше года). Как правило, возникновению астмы предшествуют какие-либо аллергические проявления. Например, дерматит. Затем этот недуг переходит в аллергический ринит, который, в свою очередь, плавно «перетёкает» в бронхиальную астму. Цепочка таких «превращений» получила в медицине отдельное название – атопический марш.

При данном заболевании симптомы у ребенка и взрослого практически идентичны. Единственное различие – у детей наблюдается большая чувствительность к пищевым аллергенам.

Лечение бронхита у детей проводится под контролем иммунолога и аллерголога. Начинается, как и у взрослых пациентов, с выявления возбудителей. Затем основной акцент делается на иммунотерапию. Также назначаются медикаменты, оказывающие минимальное отрицательное влияние на развитие детского организма. При своевременном лечении аллергического ринита вместе с бронхиальной астмой прогноз благоприятный. Если откладывать терапию, болезнь начнёт прогрессировать, а список возбудителей заболевания увеличится.

Симптомы аллергического ринита могут проявляться на протяжении всей жизни. Особенно, если пациент время от времени контактирует с аллергеном. Поэтому говорить о времени, когда больной полностью излечивается от недуга, сложно. Можно спрогнозировать только длительность периода обострения ринита.

Он зависит от нескольких факторов:

  • Возраст больного (иммунитет ребёнка выше, молодой организм быстрее восстанавливается);
  • Общее состояние здоровья пациента;
  • Условия, в которых проживает больной (городские жители чаще деревенских страдают от проявлений аллергии);
  • Методы лечения недуга (при недостаточно эффективной терапии период обострения болезни затягивается).

Однако основной фактор – время контакта с возбудителем. Если обострение спровоцировали пищевые аллергены, рецидив продлится несколько дней. Достаточно исключить продукты из рациона и пропить курс препаратов. При реакции на пыльцу растений – как правило, обострение затянется на весь сезон цветения (если нет возможности уехать на это время). При постоянном контакте с раздражителем заболевание часто даёт рецидивы в течение года. Например, при проживании в загрязнённом помещении.

Если аллергический ринит осложнён астмой (недуг хронического характера), частота приступов увеличивается в зависимости от степени заболевания – от одного в неделю до ежедневных (при тяжелых течениях).

При развившейся аллергии определённых профилактических мер нет. Основная задача – соблюдать рекомендации врача, выполнять дыхательные упражнения и избегать контакта с возбудителями, чтобы минимизировать приступы.

Если аллергии нет, рекомендуется повышать иммунитет. Это позволит снизить чувствительность к инородным частицам, попадающим в организм.

Раздел только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

Н.А. ИВАНОВА, к.м.н., доцент кафедры детских болезней Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, Санкт-Петербург

Аллергический ринит (АР) и бронхиальная астма (БА), безусловно, являются взаимосвязанными заболеваниями. Понимание механизмов взаимосвязи может способствовать своевременной диагностике и повышению эффективности терапии как АР, так и БА при их сочетании.

В 1921 г. немецкие педиатры М. Пфаундлер (Pfaundler M.) и Л. фон Зехт (von Seht L.), анализируя проблему полипатии (проявления у одного больного нескольких заболеваний одновременно), на основании информации о 30 тыс. историй болезней выдвинули концепцию синтропных и дистропных болезней, обозначив синтропией взаимную склонность двух болезненных состояний к совместному проявлению, а дистропией — «взаимное отталкивание» болезней [1]. Общими свойствами аллергических заболеваний являются, как правило, семейное накопление, что предполагает важность генетических факторов в их этиологии и патогенезе. Так, исследованием 2 270 детей в США установлено, что при наличии БА относительный риск любого второго АЗ варьирует от 1,8 до 4,8, при наличии АР — от 2,0 до 12,9 [2]. Сходные результаты получены в исследовании 3 916 пациентов во Франции. В этом исследовании было показано, что имеет место тенденция к более высокому риску проявления однотипных аллергических заболеваний: например, чаще сочетаются друг с другом заболевания с преимущественно кожной симптоматикой (атопический дерматит, контактный дерматит, крапивница) или заболевания, затрагивающие респираторный тракт (БА, АР, синусит, носовые полипы) [3]. Эти данные позволяют отнести аллергические заболевания к синтропиям, предполагая наличие как общих (синтропных) генов, видимо отвечающих за общие звенья патогенеза (предрасположенность к аллергиям вообще), так и генов, специфических для разных групп заболеваний, обеспечивающих «привязку» тенденции к аллергии к конкретному «шоковому органу» [4].

Аллергические заболевания могут последовательно сменять друг друга в онтогенезе. В типичных случаях у пациента с атопией с возрастом развивается спектр атопических заболеваний, определяемый как «атопический марш»: в первые годы жизни преобладают желудочно-кишечные и кожные симптомы, преимущественно вызываемые пищевыми аллергенами, позже развивается астма и ринит с сенсибилизацией к ингаляционным аллергенам [5, 6].

В настоящее время в англоязычной литературе для обозначения патогенетически и этиологически детерминированной возможности сочетания двух или более синдромов или заболеваний у одного пациента используется термин коморбидность (от лат. co — приставка, morbus — болезнь). В соответствии с согласительным документом Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии EААСI «ARIA» (Allergic rhinitis and its impact on asthma — Аллергический ринит и его влияние на астму) принята концепция «единая дыхательная система, единое заболевание» [7].

Доказательствами взаимосвязи АР и БА служат прежде всего результаты многочисленных эпидемиологических исследований: 30—40% больных АР имеют БА [8], а клинические проявления АР встречаются более чем у 80% больных атопической БА [9]. Пациенты с АР в три раза чаще заболевают БА по сравнению с пациентами, не имеющими АР [10]. В более поздних исследованиях, которые включали в себя анкетирование, исследование функции легких, проведение провокационных тестов и кожных проб, подтверждено, что АР является фактором высокого риска развития БА у детей до 7 лет [11], подростков и взрослых пациентов [12, 13].

Более чем у 70% взрослых пациентов клинические проявления АР предшествуют манифестации БА [14]. У детей дошкольного возраста АР часто диагностируют после постановки диагноза БА, что, безусловно, указывает на позднюю диагностику АР.

Механизмы взаимосвязи аллергического ринита и бронхиальной астмы

Следует отметить, что при всей схожести верхних и нижних дыхательных путей имеются значимые различия в морфологическом строении слизистой и подслизистой оболочек носа и бронхов — местах реализации аллергического воспаления (табл. 2).

Слущивание эпителия более характерно для слизистой оболочки бронхов, в то время как метаплазия эпителия преобладает при АР. Утолщение базальной мембраны и отложение коллагена при участии миофибробластов (прогностически значимый признак ремоделирования) выражены у больных БА и существенно менее значимы при АР, хотя может иметь место небольшое утолщение ретикулярной базальной мембраны [19].

Поскольку слизистая оболочка полости носа богата сосудами, а нижние дыхательные пути имеют хорошо развитую перибронхиальную гладкую мускулатуру, острая обструкция полости носа в основном является результатом дилатации сосудов, в то время как бронхиальная обструкция преимущественно обусловлена спазмом гладкой мускулатуры бронхов.

Системный путь взаимосвязи верхних и нижних дыхательных путей включает в себя кровяное русло и костный мозг [20]. Доказательством системности аллергического воспаления служат многочисленные исследования последних лет. Локальная аллерген-специфическая провокация как слизистой носа, так и бронхов приводит к генерализации аллергического воспаления. Через 24 ч после интраназальной провокации причинно-значимым пыльцевым аллергеном у пациентов с АР без БА отмечено статистически значимое привлечение эозинофилов не только в слизистую оболочку носа, но и в слизистую оболочку бронхов. Количество эозинофилов в слизистой оболочке носа коррелирует с локальной экспрессией ICAM-1, E-selectin и VCAM-1 [21]. Проведение сегментарной бронхиальной провокации у пациентов с АР без БА приводит к увеличению количества эозинофилов и усилению экспрессии IL5 в назальном эпителии через 24 ч после провокации [22]. Даже при отсутствии клинических проявлений острой фазы аллергической реакции (ринорея, зуд, чихание) интраназальный провокационный тест у детей и взрослых с АР усиливает признаки аллергического воспаления слизистой оболочки бронхов. Данные исследования указывают на то, что текущее аллергическое воспаление в полости носа, продолжающаяся антигенная стимуляция респираторного тракта приводят к распространению и усилению аллергического воспаления и могут способствовать манифестации БА [13].

Костный мозг выполняет интегрирующую функцию в системном воспалении при АР и БА [23]. После попадания аллергенов в системный кровоток увеличивается концентрация IL5, что приводит к увеличению количества клеток — предшественников эозинофилов в костном мозге, усиливается миграция эозинофилов в ткани [24]. Таким образом, увеличение концентрации IL5 и стимуляция эозинопоэза после контакта с аллергеном являются важнейшими факторами системного вовлечения в воспалительный процесс всех отделов респираторной системы.

В ряде исследований показано, что пациенты с персистирующим АР имеют сниженные показатели ФВД, что является ранним признаком вовлечения в воспалительный процесс нижних дыхательных путей [25].

Терапия сочетания аллергического ринита и бронхиальной астмы

При наличии сочетания АР и БА для достижения оптимальной эффективности необходима комбинированная терапия обоих заболеваний в соответствии с тяжестью каждого из них. Даже если предположить, что терапия АР не уменьшает воспаление в бронхах, то нормализация дыхания через рот, снижение постназального затека могут облегчать течение БА.

Как и при любом аллергическом заболевании, основой терапии АР являются мероприятия, направленные на снижение или устранение контакта с причинным аллергеном. Однако при ингаляционной аллергии, играющей ведущую роль в этиологии аллергических респираторных заболеваний, эти мероприятия не могут полностью исключить провоцирующую роль аэроаллергенов. Фармакотерапия АР у детей зависит от характера течения заболевания (интермиттирующий или персистирующий) и степени тяжести (легкий, среднетяжелый/тяжелый). В базисной терапии легкого интермиттирующего АР у детей используют антигистаминные препараты системного и местного действия, препараты кромоглициевой кислоты, антилейкотриеновые препараты, блокаторы лейкотриеновых рецепторов.

Блокаторы H1-гистаминовых рецепторов, или антигистаминные препараты (АГП), являются одной из самых старых групп лекарственных препаратов, используемых для лечения АР уже более 80 лет. Для достижения основного фармакологического действия АГП первого поколения (дифенгидрамин, хлоропирамин, клемастин, прометазин, мебгидролин, диметинден, ципрогептадин и др.) требуются высокие дозы, что приводит к увеличению частоты проявлений побочных свойств. Высокая частота развития нежелательных реакций (сонливость, головокружение, головная боль, нарушение координации движений и концентрации внимания, снижение артериального давления, учащение пульса, боли в желудке, запоры, тошнота, рвота, нарушение мочеиспускания, снижение остроты зрения, увеличение массы тела), формирование тахифилаксии, необходимость приема несколько раз в сутки существенно ограничивают использование антигистаминных препаратов 1-го поколения в педиатрической практике.

АГП 2-го поколения (акривастин, астемизол, азеластин, цетиризин, эбастин, лоратадин и др.) селективно ингибируют гистаминовые рецепторы, тормозят раннюю и позднюю фазы аллергической реакции, сочетают в себе антигистаминную, противоаллергическую и противовоспалительную активность. Препараты не проникают через гематоэнцефалический барьер, не оказывают седативного действия и имеют более высокий профиль безопасности. Они не вызывают развития тахифилаксии, при длительном применении их терапевтическая активность не снижается, и потому не требуется смены лекарственного средства.

Особое место среди АГП 2-го поколения занимает цетиризина гидрохлорид, синтезированный в 1987 г. Он является метаболитом гидроксизина — представителя первого поколения пиперазиновых АГП. Для цетиризина гидрохлорида характерны высокая специфичность к H1-гистаминовым рецепторам, низкий уровень метаболизма и существование независимого от блокады Н1-гистаминовых рецепторов действия на клетки, вовлеченные в процесс иммунного ответа. Цетиризина гидрохлорид обладает способностью тормозить высвобождение гистамина из тучных клеток и базофилов, ингибировать активацию эозинофилов и эпителиальных клеток дыхательных путей, подавляя экспрессию молекул межклеточной адгезии (ICAM-1), замедлять агрегацию тромбоцитов и высвобождение лейкотриенов различными типами клеток под действием аллергенных и неаллергенных стимулов. Эффект снижения уровня лейкотриенов при применении цетиризина обусловлен уменьшением перемещения лейкотриен-продуцирующих клеток (эозинофилы, базофилы и макрофаги) к месту аллергического ответа. Цетиризина гидрохлорид проникает через гематоэнцефалический барьер в незначительной степени, не обладает выраженным седативным эффектом. Препарат не ингибирует систему цитохрома Р-450 CYR3A4- оксигеназ смешанной функции, что уменьшает его метаболическое превращение в печени. Характерны низкий объем распределения (0,56 л/кг) и высокая способность проникновения в кожу. Цетиризина гидрохлорид обладает некоторыми свойствами, уникальными по отношению к другим антигистаминным препаратам. Для него характерен стероид-спаринговый эффект: при одновременном назначении цетиризина гидрохлорида и ингаляционных кортикостероидов у больных бронхиальной астмой доза кортикостероидов может быть снижена или не повышаться, несмотря на контакт с аллергеном.

Исследования последних лет, направленные на создание еще более эффективных и безопасных ЛС, показали, что практически все белковые молекулы человеческого организма состоят из левовращающих аминокислот. То есть эволюционно сложилось, что рецепторы и система метаболизма приспособлены к приему левовращающих молекул. В настоящее время только 15% синтезированных ЛС производится на основе определенного лекарственного изомера, остальные же являются смесью двух и более форм, где терапевтическую функцию выполняет только одна. Подобные смеси (рацематы) часто оказываются недостаточно эффективными либо могут быть причиной значительного количества нежелательных побочных явлений. В начале XXI в. за открытие и изучение синтеза стереоизомеров (хиральных молекул) группе ученых из США и Японии была вручена Нобелевская премия в области химии. Возможность разделения рацемической смеси и синтеза определенных изомеров является революционным шагом в фармацевтике, т. к. позволяет снизить дозу, а следовательно, и риск побочных эффектов любого фармацевтического препарата минимум в два раза.

Первым примером выделения левовращающего изомера как самостоятельного противоаллергического средства является левоцетиризин. Левоцетиризин — левовращающий оптический изомер цетиризина (активного метаболита гидроксизина). Действуя в дозировке 5 мг, он равноэффективен по меньшей мере 10 мг цетиризина, но при этом обладает более высоким профилем безопасности и уникальными фармакологическими свойствами:

— обеспечивает селективную и мощную блокаду H1­гистаминовых рецепторов;
— медленная диссоциация с H1­рецептором обеспечивает пролонгированное действие (до 32 ч) без риска передозировки (период полувыведения из плазмы 7 ч);
— самое короткое время (0,9 ч) достижения максимальной концентрации в плазме среди всех АГП последнего поколения: после приема однократной дозы у 50% больных выраженный эффект развивается спустя 12 мин, через 1 ч — у 95% больных;
— блокирует позднюю фазу аллергической реакции, понижает уровень лейкотриенов, ингибирует инфильтрацию эозинофилами, что дает эффект при купировании симптомов, возникающих на любой стадии аллергического процесса;
— являясь производным от активного метаболита, не взаимодействует с системой цитохрома Р­450. Это дает возможность сочетать его с антибиотиками, противогрибковыми и другими препаратами и применять у пациентов с заболеваниями печени;
— облегчает течение БА;
— не вызывает толерантности при длительном (до 18 мес.) приеме.

По данным С. Bachert, левоцетиризин в дозе 5 мг при лечении пациентов с персистирующим (круглогодичным) аллергическим ринитом продемонстрировал высокую эффективность в отношении всех симптомов данного заболевания, включая заложенность носа и глазные симптомы, при хорошей переносимости лечения.

Бесспорным преимуществом другого представителя АГП 2-го поколения лоратадина, метаболизирующегося двумя изоферментами системы цитохрома Р-450, является отсутствие отрицательного влияния на деятельность сердца, свойственное некоторым представителям этой группы ЛС.

Дезлоратадин как активный метаболит лоратадина, хорошо известного селективного блокатора Н1-гистаминовых рецепторов 2-го поколения, обладает сходными фармакодинамическими свойствами, однако по активности превосходит лоратадин (в 2,54 раза) и другие препараты этой группы. В экспериментальных исследованиях антигистаминные средства располагались в следующем порядке по сродству к Н1-гистаминовым рецепторам (по убыванию): дезлоратадин > хлорфенирамин > гидроксизин > мизоластин > терфенадин > цетиризин > эбастин > лоратадин > фексофенадин. In vitro дезлоратадин обладает значительно менее выраженным сродством к Н2- и мускариновым рецепторам, чем к Н1-рецепторам. Селективность препарата подтверждают и результаты плацебо-контролируемых фармакологических и клинических исследований, в которых дезлоратадин не вызывал антихолинергических симптомов, таких как сухость во рту и нарушение зрения. Эффективность дезлоратина в дозе 5 мг 1 раз в сутки у больных сезонным аллергическим ринитом подтверждена в 4 рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях.

При среднетяжелом/тяжелом персистирующем рините с преобладанием заложенности носа препаратами выбора являются интраназальные глюкокортикостероиды (ГКС). При интраназальном применении ГКС в слизистой оболочке носа создается высокая концентрация лекарственного вещества, а риск развития системных нежелательных эффектов минимальный. Препараты этой группы эффективны в отношении всех симптомов АР: чихание, ринорея, зуд в носу, заложенность носа, глазные симптомы. Интраназальные ГКС хорошо переносятся, а их побочные эффекты по выраженности и частоте сопоставимы с плацебо. Лучше всего переносятся препараты, обладающие низкой биодоступностью. Мометазона фуроат обладает низкой системной биодоступростью (

1. Pfaundler M, von Seht L. Weiteres uber Syntropie kindlicher Krankheitzustande. Zeitschr. f. Kinderheilk., 1921, 30: 298-313.
2. Kapoor R, Chandrakala M, Hoffstad O et al. The prevalence of atopic triad in children with physician_confirmed atopic dermatitis. J. Am. Acad. Dermatol., 2008, 58: 68-73.
3. Annes-Maesano I, Beyer A, Marmouz F et al. Concurrent allergic diseases, a cross_sectional study in a French population. Allergy, 2006, 61: 390-391.
4. Фрейдин М. Б., Пузырев В. П. Синтропические гены аллергических заболеваний. ГЕНЕТИКА, 2010, 46 (2): 255-261.
5. Johansson SGO, Hourinehane JOB, Bousquet et al. A revised nomenclature for allergy. An EAACI position statement from the EAACI nomenclature task force. Allergy, 2001, 56: 813-824.
6. Gustaffson G, Sjoberg O, Foucard T. Development of allergies and asthma in infants and young children withatopic dermatitis – a prospective follow_up to 7 years of age. Allergy, 2000, 55: 240-245.
7. Bousquet J, Van Cauwenberge P, Khaltaev N. Allergic rhinitis and its impact on asthma. J Allergy Clin Immunol., 2001, 108: 147-334.
8. The International Study of Asthma and Allergies in Childhood (ISAAC) Steering Committee. Worldwide variation in prevalence of symptoms of asthma, allergic rhinoconjunctivitis, and atopic eczema: ISAAC. Lancet, 1998, 351: 1225-1232.
9. Casale TB, Dykewicz MS. Clinical implications of the allergic rhinitis-asthma link. Am J Med Sci, 2004, 327: 127-138.
10. Settipane RJ, Hagy GW, Settipane GA. Long-term risk factors for developing asthma and allergy rhinitis: a 23-year follow-up study of college students. Allergy Proc., 1994, 15: 21-5.
11. Leynaert B, Neukirch C, Kony S, et al. Association between asthma and rhinitis according to atopic sensitization in a population-based study. J Allergy Clin Immunol., 2004, 113: 86-93.
12. Burgess JA, Walters EH, Byrnes GB, Matheson MC, Jenkins MA, Wharton CL, et al. Childhood allergic rhinitis predicts asthma incidence and persistence to middle age: a longitudinal study. J Allergy Clin Immunol, 2007, 120: 863-9.
13. Mascha K. Rochat, MD, Sabina Illi, PhD, Markus J. Ege, MD, Susanne Lau, MD, Thomas Keil, MD, MSc, Ulrich Wahn, MD,b Erika von Mutius, MD,a and the Multicentre Allergy Study (MAS) group* Munich and Berlin, Germany Allergic rhinitis as a predictor for wheezing onset in school-aged children. J ALLERGY CLIN IMMUNOL, 2010, Dec.: 1170-1175.
14. Leynaert B, Neukirch C, Kony S, Guenegou A, Bousquet J, Aubier M, Neukirch F. Association between asthma and rhinitis according toatopic sensitization in a population-based study. J Allergy Clin Immunol, 2004, 113: 86-93.
15. Bachert C, Vignola AM, Gevaert P, Leynaert B, Van Cauwenberge P, Bousquet J. Allergic rhinitis, rhinosinusitis, and asthma: one airway disease. Immunol Allergy Clin North Am, 2004, 24: 19-43.
16. Togias A. Systemic effects of local allergic disease. J Allergy Clin Immunol, 2004, 113: S8-S14.
17. Undem BJ, McAlexander M, Hunter DD. Neurobiology of the upper and lower airways. Allergy, 1999, 54: 81-93.
18. Gert-Jan Braunstahl United Airways Concept. What Does it Teach Us about Systemic Inflammation in airways Disease? Proc Am Thorac Soc, 2009, 6: 652-654.
19. Jeffery PK, Haahtela T. Allergic rhinitis and asthma: inflammation in a one-airway condition. BMC, Pulm Med., 2006, Nov. 30, 6 (Suppl. 1): S5.
20. Rimmer J, Ruhno JW. 6: Rhinitis and asthma: united airway disease. Med J Aust, 2006, 185: 565-71.
21. Braunstahl GJ, Overbeek SE, Kleinjan A, Prins JB, Hoogsteden HC, Fokkens WJ. Nasal allergen provocation induces adhesion molecule expression and tissue eosinophilia in upper and lower airways. J Allergy Clin Immunol, 2001, 107: 469-476.
22. Braunstahl GJ, Kleinjan A, Overbeek SE, Prins JB, Hoogsteden HC, Fokkens WJ. Segmental bronchial provocation induces nasal inflammation in allergic rhinitis patients. Am J Respir Crit Care Med, 2000, 161: 2051-2057.
23. Inman MD. Bone marrow events in animal models of allergic inflammation and hyperresponsiveness. J Allergy Clin Immunol, 2000, 106: S235-S241.
24. Beeh KM, Beier J, Kornmann O, Meier C, Taeumer T, Buhl R. A single nasal allergen challenge increases induced sputum inflammatory markers in nonasthmatic subjects with seasonal allergic rhinitis: correlation with plasma interleukin-5. Clin Exp Allergy, 2003, 33: 475-82.
25. Ciprandi G, Cirillo I, Pistorio A, et al. Impact of allergic rhinitis on asthma: effects on bronchodilation testing. Ann Allergy Asthma Immunol, 2008, 101: 42-46.
26. Berkowitz et al. Allergy Asthma Proc., 1999, 20: 167.
27. Minshall et al. Otolaryngol. Head Neck Surg., 1998, 118: 648.
28. Agondi RC, Machado ML, Kalil J, Giavina-Bianchi P. Intranasal corticosteroid administration reduces nonspecific bronchial hyperresponsiveness and improves asthma symptoms. J Asthma, 2008, 45: 754-7.
29. V Stelmach R, Patrocínio T, Nunes M, Ribeiro M, Cukier A. Effect of treating allergic rhinitis with corticosteroids in patient with mild-to-moderate persistent asthma. Chest, 2005, 128: 3140-7.
30. Crystal-Peters J, Neslusan C, Crown WH, Torres A. Treating allergic rhinitis in patients with comorbid asthma: the risk of asthma-related hospitalizations and emergency department visits. J Allergy Clin Immunol, 2002, 109: 57-62.
31. Jacobsen L, Niggemann B, Dreborg S, et al. Specific immunotherapy has long-term preventive effect of seasonal and perennial asthma: 10-year follow-up on the PAT study. Allergy, 2007, 62: 943-8.
32. Bachert C. et al. J. Allergy Clin. Immunol., 2004, 114 (4): 838­44.
33. Lorber R, Salmun L, Danzig M. Desloratadine is effective at relieving nasal congestion, as demonstrated in three placebocontrolled trials in patients with seasonal allergic rhinitis. New Trends in Allergy V meeting, Davos, 2000.
34. Nathan R. and the Desloradine Study Group. Desloratadine relieved nasal congestion in patients with seasonal allergic rhinitis. Annual meeting of American College of Allergy, Asthma and Immunology, Seattle, 2000.
35. Nayak A., Lorber R., Salmun L. Decongestant effects of desloratadine in patients with seasonal allergic rhinitis. J. Allergy Clin. Immunol., 2000, 105 (1): Abstract 1122.
36. Premier B. and the Desloratadine Study Group. Desloratadine once daily reduces nasal congestion in patients with seasonal allergic rhinitis, 17th Int. Congress of Allergology and Clinical Immunology, Sydney, 2000.

Комплексное исследование, которое позволяет выявить сенсибилизацию к основным бытовым (клещи D. pteronyssinus), эпидермальным (эпителий кошки и собаки), пыльцевым (береза, тимофеевка, амброзия, полынь) и пищевым (куриное яйцо, коровье молоко) аллергенам, являющимся возможными причинами развития и/или обострения аллергического ринита (риноконъюнктивита) и бронхиальной астмы у детей, в целях назначения рациональных элиминационных и лечебных мероприятий.

Смесь аллергенов при рините (риноконъюнктивите) / бронхиальной астме у детей.

Синонимы английские

Allergological testing in children with asthma/rhinitis.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Аллергический ринит и атопическая бронхиальная астма являются распространенными заболеваниями, которые имеют схожие причины и иммунные механизмы развития.

Аллергический ринит (риноконъюнктивит) – IgE-обусловленное воспаление слизистой носа (и конъюнктивы глаз в случаях конъюнктивита), возникающее после контакта с причинно-значимым аллергеном. Он сопровождается ринореей, чиханием, заложенностью и зудом в носу, слезотечением и нередко сочетается с конъюнктивитом, который проявляется покраснением и зудом глаз. В мире аллергическим ринитом страдает 10-25% населения. У 24% детей аллергический ринит предрасполагает к развитию острого и хронического среднего отита, а у 28% — хронического риносинусита. У более 80% больных бронхиальной астмой имеются клинические проявления ринита, а у 10-40% пациентов с аллергическим ринитом развивается астма.

Бронхиальная астма – хроническое воспалительное заболевание, которое характеризуется гиперреактивностью бронхов, обратимой обструкцией дыхательных путей. Болезнь проявляется повторными эпизодами свистящего дыхания, одышкой, кашлем. Причины и предрасполагающие факторы развития бронхиальной астмы разнообразны и могут быть аллергическими и неаллергическими. К неаллергическим провоцирующим факторам относятся курение, холодный воздух, физическая нагрузка, лекарственные препараты (например, аспирин и НПВС), гормональные изменения, инфекции и некоторые другие. Аллергическая (атопическая) бронхиальная астма развивается при контакте с причинно-значимыми аллергенами по IgE-связанному механизму.

Наиболее часто аллергический ринит и атопическую бронхиальную астму вызывают ингаляционные аллергены, среди которых аллергены клещей, животных, насекомых, пыльцы, плесневых грибов, а у детей раннего возраста (преимущественно до 4 лет) и пищевые аллергены.

В соответствии с рекомендациями EAACI (European Academy of Allergy and Clinical Immunology – Европейская академия аллергологии и клинической иммунологии), при подозрении на аллергический генез одышки, хрипов и насморка у детей рекомендовано проводить обследование на наличие сенсибилизации к антигенам клещей домашней пыли, кошек и собак, пыльцы березы, тимофеевки, сорных трав, а также молока и яиц.

Клещи домашней пыли являются одними из основных источников аллергенов в помещениях и составляют большую часть домашней пыли. Размером около 0,3 мм, они не видны невооруженным глазом. Питаются перхотью человека, которая накапливается в матрасах, подушках, на полу, коврах, мягких игрушках и мягкой мебели. Их количество максимальное при температуре выше 20 ºС и относительной влажности более 80 %. Для людей, сенсибилизированных к домашним клещам, оптимальная влажность в помещении должна составлять не более 50 %, при которой данные членистоногие гибнут. Среди представителей домашних клещей наиболее значимыми для развития аллергических реакций являются Dermatophagoides pteronyssinus.

Сенсибилизация к аллергенам животных может вызывать выраженные аллергические реакции и заболевания. Наиболее сильными и распространенными являются аллергены кошек и собак, которые содержатся в шерсти, слюне, перхоти (эпителии), секретах потовых желез животных. Аллергены кошки могут длительно (иногда недели и месяцы) сохраняться в помещении, где ранее находилось животное.

У пациентов с системными реакциями и пищевой аллергией ринит является частым симптомом, хотя при наличии аллергического ринита без других симптомов пищевая аллергия наблюдается значительно реже. Однако необходимо учитывать, что у 50 % детей с аллергией на коровье молоко имеются симптомы аллергического ринита, а у 7-29 % детей с астмой выявляется сенсибилизация к коровьему молоку. Специфические антитела IgE к куриному яйцу выявляются у 66 % детей с рецидивирующими бронхообструкциями и атопическим дерматитом. Сенсибилизация к данным пищевым аллергенам наблюдается преимущественно у детей раннего возраста.

Пыльцевые аллергены вызывают у сенсибилизированных людей сезонные проявления аллергического ринита (риноконъюнктивита) и обострений бронхиальной астмы, что связано с периодом опыления растений в зависимости от местности. Весной симптомы чаще связаны с цветением деревьев (береза, ольха, тополь и другие), в июне-июле – с луговыми (злаковыми) травами (тимофеевка, овсяница, ежа, мятлик, райграс), а в августе-сентябре – с сорными травами (амброзия высокая, полынь).

Выявление сенсибилизации к аллергену березы подтверждает истинную аллергию на березу и может служить основанием к назначению аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ).

Аллерген тимофеевки обуславливает широкую перекрестную реактивность между различными видами трав, ответственен за проявления аллергического ринита и бронхиальной астмы у сенсибилизированных пациентов. Выявление гиперчувствительности к данным аллергенам имеет большое значение для решения вопроса о проведении АСИТ.

Среди определяемых аллергенов сорных трав — амброзия высокая, полынь — основные растения, которые могут играть роль в развитии проявлений аллергических заболеваний в августе-сентябре в нашем регионе.

Целью данного исследования является определение специфических IgE к основным бытовым, эпидермальным, пыльцевым и пищевым аллергенам методом ImmunoCAP. Аллергодиагностика технологией ImmunoCAP характеризуется высокой точностью и специфичностью, что достигается обнаружением в очень малом количестве крови пациента низких концентраций IgE-антител. Исследование основано на иммунофлюоресцентном методе, что позволяет увеличить чувствительность в несколько раз, по сравнению с другими диагностическими методами. Во всем мире до 80% определений специфических иммуноглобулинов IgE выполняется данным методом. ВОЗ и Всемирная организация аллергологов признают диагностику с использованием ImmunoCAP как «золотой стандарт», так как эта методика доказала свою точность и стабильность результатов в независимых исследованиях.

Для чего используется исследование?

  • Выявление сенсибилизации к основным бытовым, эпидермальным, пыльцевым и пищевым аллергенам, особенно у детей раннего возраста (до 4 лет);
  • определение причинно-значимого аллергена при аллергическом рините, атопической бронхиальной астме;
  • дифференциальная диагностика аллергического и неаллергического ринита;
  • дифференциальная диагностика аллергической и неаллергической бронхиальной астмы;
  • диагностика возможных причин затяжного или хронического кашля;
  • назначение рациональных элиминационных мероприятий для уменьшения воздействия аллергена;
  • подбор адекватной терапии и решение вопроса о возможности и целесообразности проведения аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ).

Когда назначается исследование?

  • При обследовании пациентов с подозрением на респираторную аллергию, проявляющуюся некоторыми из перечисленных симптомов: заложенностью носа и ринореей, зудом в носу, чиханием, покраснением и/или зудом глаз, кашлем, одышкой, хрипами в легких;
  • при комплексном обследовании детей с хроническим ринитом, хроническим конъюнктивитом, хроническим синуситом, хроническим отитом, бронхиальной астмой;
  • при решении вопроса о целесообразности проведения АСИТ.

Для каждого показателя, входящего в состав комплекса:

Причины положительного результата (с уточнением конкретного аллергена и/или группы аллергенов):

  • сенсибилизация к аллергенам;
  • бронхиальная астма, аллергический ринит, аллергический конъюнктивит, аллергический синусит, обусловленные сенсибилизацией к одному или нескольким указанным в исследовании аллергенам.

Причины отрицательного результата:

  • отсутствие сенсибилизации к аллергенам, входящим в состав данной панели;
  • длительное ограничение или исключение контакта с аллергенами;
  • проведение десенсибилизации (АСИТ – аллерген-специфическая иммунотерапия).
  • Отсутствие сенсибилизации к аллергенам, входящим в состав данного исследования, не исключает наличия аллергии к другим источникам аллергенов. В некоторых случаях может потребоваться дальнейшее аллергологическое обследование для уточнения сенсибилизации к другим возможным аллергенам.

9 Общий анализ мокроты 23 Клинический анализ крови с лейкоцитарной формулой и СОЭ 13 Суммарные иммуноглобулины E (IgE) в сыворотке 254 Аллергочип ImmunoCAP ISAC (112 аллергокомпонентов) 152 Смесь аллергенов плесени mx1 (ImmunoCAP), IgE: Penicillium chrysogenum, Cladosporium herbarum, Aspergillus fumigatus, Alternaria alternata 107 Смесь аллергенов деревьев tx5 (ImmunoCAP), IgE: ольха серая, лещина, вяз, ива, тополь 101 Смесь аллергенов злаковых трав gx1 (ImmunoCAP), IgE: ежа сборная, овсяница луговая, плевел, тимофеевка луговая, мятлик луговой 61 Смесь аллергенов животных № 70 (IgE): эпителий морской свинки, эпителий кролика, хомяк, крыса, мышь 412 Смесь аллергенов животных № 71 (IgE): перо гуся, перо курицы, перо утки, перо индюка

Кто назначает исследование?

Аллерголог, пульмонолог, оториноларинголог, офтальмолог, педиатр, врач общей практики.

Анализ состояния клеточного иммунитета у детей с развитием бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита. Сравнение показателей гуморального звена иммунной системы у детей с БА на фоне аллергического ринита и при неосложненном течении ринита.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Взаимосвязь инфекционно-аллергической бронхиальной астмы и аллергического ринита у детей

Бронхиальная астма детского возраста является серьезной медицинской и социальной проблемой. По распространенности, тяжести течения, сложности диагностики, терапии и реабилитации, социальным и экономическим проблемам бронхиальная астма занимает ведущее место среди «заболеваний века» и недаром названа «парадоксом ХХ столетия» [Ласица О.И., 2001; Огородова Л.М., Астафьева Н.Г., 2001; Bousquet J., 2002]. Это определяется рядом обстоятельств, среди которых можно выделить наиболее важные.

Отмечается неуклонный рост заболеваемости и смертности детей с бронхиальной астмой. Эпидемиологические исследования в Европе и других регионах мира свидетельствуют, что в течение последних 2-3 десятилетий распространенность бронхиальной астмы стремительно прогрессирует. В частности, в России частота бронхиальной астмы у детей варьирует от 5 до 15% [Локшина Э.Э., Зайцева О.В., 2006]. В Украине, по данным официальной статистики, распространенность астмы за последнее десятилетие ХХ века увеличилась в 1,6 раза [Ласица О.И., 2001]. Эпидемиологические исследования, проведенные в северных областях Казахстана согласно требованиям программы ISAAC, выявили распространенность заболевания, равную 4,6-6,0% [Жаксылыкова Г.А., 2005].

Результаты исследований, касающихся бронхиальной астмы, указывают на рост смертности, в том числе у детей. Группу риска по неблагоприятному исходу бронхиальной астмы составляют главным образом пациенты с тяжелой формой заболевания и подростки [McNairn J.D. et al, 2007; Wilson D.H. et al, 2007].

Детская астма может возникнуть в любой период, однако дебют заболевания чаще отмечается в раннем возрасте и в 50-80% случаев — у детей до 7 лет [Verbruggen S.C. et al, 2006]. Именно этот период наиболее трудный в плане верификации диагноза бронхиальной астмы. С одной стороны, возникновению бронхиальной обструкции способствуют анатомо-физиологические особенности респираторного тракта ребенка, среди которых наиболее важными являются узость дыхательных путей, преобладание вазосекреторного компонента в развитии воспалительного процесса. С другой стороны, огромный перечень патологических состояний и заболеваний, сопровождающихся синдромом бронхообструкции, кашлем и свистящим дыханием у детей раннего возраста, усложняет дифференциальную диагностику [Смоленов И.В., Смирнов Н.А., 2001].

Известно, что развитие клинической картины бронхиальной астмы протекает на фоне широкого комплекса закономерных и хорошо исследованных изменений со стороны системы иммунитета [Schroder N.W. et al, 2007; Baraldo S., 2007], причем имеется общность иммунологических нарушений у больных с аллергическим ринитом и астмой [McGeady S.J., 2004]. Последнее способствует развитию бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита, в результате чего его относят к числу важнейших факторов риска астмы у детей [Moverare R., 2003; Gerard N.P., Gerard C., 2002].

В то же время, вопросы иммунодиагностики бронхиальной астмы у детей, аспекты прогнозирования ее развития и течения до настоящего времени остаются недостаточно изученными и фактически не используемыми в клинической практике.

Диссертация выполнена собственно инициативно

Разработка клинико-иммунологических прогностических критериев развития бронхиальной астмы у детей с аллергическим ринитом.

Проанализировать состояние клеточного иммунитета у детей с развитием бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита, в том числе в зависимости от степени тяжести течения заболевания.

Провести сравнительный анализ показателей гуморального звена иммунной системы у детей с бронхиальной астмой на фоне аллергического ринита и при неосложненном течении ринита.

Выявить особенности состояния неспецифических фагоцитарных механизмов иммунитета при развитии бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита.

Определить особенности цитокиновой регуляции иммунной системы у детей с развитием бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита.

Разработать клинико-иммунологические прогностические критерии развития бронхиальной астмы у детей с аллергическим ринитом.

В работе впервые проведен комплексный ретроспективный и проспективный анализ состояния различных факторов системы иммунитета у детей с аллергическим ринитом в зависимости от развития у них бронхиальной астмы. Впервые определен ряд особенностей иммунных нарушений, способствующих развитию астмы, в частности, дисбаланс состава иммунокомпетентных клеток, нарастание продукции IgE, ЦИК и В работе впервые проведен комплексный ретроспективный провоспалительных цитокинов в динамике, функциональная недостаточность фагоцитарной системы.

Впервые осуществлен сравнительный и корреляционный анализ динамики клинических и иммунологических показателей в группах детей с аллергическим ринитом в зависимости от риска развития бронхиальной астмы.

Предложен и практически апробирован на достаточном контингенте детей способ прогнозирования развития бронхиальной астмы у детей на фоне аллергического ринита, включающий анализ клинических показателей, состояния клеточного, гуморального и неспецифического фагоцитарного иммунитета в динамике. Предложенный способ позволяет формировать рекомендации для своевременной коррекции функционального состояния иммунной системы для профилактики развития осложнений аллергического ринита, включая бронхиальную астму у детей.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Показатели клеточного звена системы иммунитета, в особенности содержание Cd4+ клеток и соотношение Cd4+/Cd8+лимфоцитов у детей с высоким риском развития бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита повышены, в динамике имеется тенденция к снижению содержания Cd8+ лимфоцитов.

2. У детей с развитием бронхиальной астмы на фоне аллергического ринита наблюдается дисбаланс показатели гуморального иммунитета, выражающийся в повышении содержания иммуноглобулинов класса M и циркулирующих иммунных комплексов на фоне снижения IgA и нормальных показателей IgG. В динамике наблюдения у детей с развитием БА отмечался рост содержания ЦИК и IgE.

3. У детей с аллергическим ринитом характерно повышение активности фагоцитарных механизмов системы иммунитета в сочетании с их функциональным дисбалансом.

4. Для аллергического ринита и бронхиальной астмы у детей характерно наличие выраженного дисбаланса регуляторных факторов иммунной системы, выражающегося в повышении содержания в крови цитокинов классов IL-4 и IL-6 в сочетании со снижением концентрации противовоспалительного цитокина IL-10.

5. Клиническим признаком бронхиальной астмы у детей с аллергическим ринитом является снижение показателей функции внешнего дыхания в динамике, иммунологическими — повышение соотношения Cd4+/Cd8+ более 2,0, повышение содержания IgE более 60 МЕ/мл и рост в динамике более чем в 2 раза, увеличение концентрации ЦИК в крови, увеличение соотношения IL-4/IL-10 более 1,5 и снижение соотношения ФЧ1/ФЧ2 до уровня менее 2,0.

Основные научные результаты апробированы и доложены на:

1. Заседании научно-практической конференции для врачей Регионального диагностического центра г. Алматы, 29.10.2009 г.

2. VII съезде аллергологов и иммунологов СНГ. II всемирном форуме по астме и респираторной аллергии г. Санкт-Петербург (25-28 апреля 2009г).

3. Мастер класс: «Лицом к пациенту: свобода от астмы и ХОБЛ» 20 октября 2009 г.

4. Заседании научного семинара кафедры иммунологии и аллергологии КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова. 17.11.2009 г.

5. Научно-практической конференции посвященной к Всемирному дню борьбы с аллергией «Аллергия — болезнь цивилизации». Алматы, ноябрь 2009 г.

6. Заседании научно-плановой проблемной комиссии «Научные основы эпидемиологии, иммунологии инфекционных и неинфекционных процессов (этиопатогенез, диагностика, профилактика, лечение, разработка новых подходов)». 13.01.2010 г.

7. На конкурсе молодых ученых НИР КазНМУ им. С.Д.Асфендирова. Алматы, апрель, 2010г.

Внедрение результатов работы

Представленные в диссертации диагностические и прогностические критерии внедрены в клинических условиях в РДЦ г. Алматы.

Научные положения, обоснованные в диссертации, используются в преподавании предмета «Клиническая иммунология и аллергология» на кафедре клинической иммунологии и аллергологии» КазНМУ.

Объем и структура диссертации

Диссертация состоит из введения, 3 разделов основной части, заключения, включающего выводы и практические рекомендации, списка использованных источников из 156 наименований. Текст изложен на 104 страницах компьютерного набора, содержит 45 таблиц, 11 рисунков.

Материалы и методы исследования

В рамках работы проведено комплексное клинико-иммунологическое обследование 445 детей в возрасте от 4 до 14 лет, страдающих аллергическим ринитом и проспективное наблюдение за 218 детьми из их числа.

Распределение обследованных детей группы проспективного наблюдения в зависимости от возраста и пола представлено в таблице 1.

Таблица 1 — Распределение обследованных детей с аллергическим ринитом группы проспективного наблюдения по возрасту

Бронхиальная астма и сопутствующие заболевания: в фокусе аллергический ринит Текст научной статьи по специальности « Медицина и здравоохранение»

Бронхиальная астма (БА) – заболевание, характеризующееся высокой частотой сопутствующих болезней и коморбидных состояний. Зачастую именно наличие сопровождающего заболевания приводит к утяжелению и неконтролируемому течению БА. Первенство по час тоте ассоциации с БА принадлежит риниту, и прежде всего аллергическому риниту (АР). И хотя этот факт хорошо известен, он по-прежнему недооценивается и врачами, и пациентами. Цель статьи – продемонстрировать влияние АР на БА и рассмотреть современные возможности терапии АР, что особенно важно в свете приближающегося сезона поллинации.

Asthma is often accompanied by other conditions that increase its severity and interfere with its control. Rhinitis, particularly allergic rhinitis, is the most common comorbidity in patients with asthma. The study deals with the effect of allergic rhinitis on asthma and modern approaches to allergic rhinitis treatment.

Текст научной работы на тему «Бронхиальная астма и сопутствующие заболевания: в фокусе аллергический ринит»

Бронхиальная астма и сопутствующие заболевания: в фокусе аллергический ринит

Кафедра клинической аллергологии Российской медицинской академии

последипломного образования, Москва

Бронхиальная астма (БА) — заболевание, характеризующееся высокой частотой сопутствующих болезней и коморбидных состояний. Зачастую именно наличие сопровождающего заболевания приводит к утяжелению и неконтролируемому течению БА. Первенство по частоте ассоциации с БА принадлежит риниту, и прежде всего аллергическому риниту (АР).

И хотя этот факт хорошо известен, он по-прежнему недооценивается и врачами, и пациентами. Цель статьи — продемонстрировать влияние АР на БА и рассмотреть современные возможности терапии АР, что особенно важно в свете приближающегося сезона поллинации. Ключевые слова: бронхиальная астма, аллергический ринит, монтелукаст, Сингуляр.

Влияние аллергического ринита на контроль бронхиальной астмы

В контролируемых клинических исследованиях продемонстрировано, что контроль бронхиальной астмы (БА) достижим у большинства пациентов, вместе с тем в реальной клинической практике по крайней мере у половины пациентов с БА отмечаются персистирующие симптомы [1—4]. Основные причины отсутствия контроля БА изучались в нескольких клинических исследованиях [5, 6]. Полученные результаты и данные, основанные на клиническом опыте, представлены в табл. 1.

Каждый из перечисленных факторов заслуживает отдельного обсуждения, и в дальнейших публикациях мы постараемся уделить внимание большинству из них. Однако патология носа встречается у больных БА наиболее часто, и роль неконтролируемого ринита как фактора, препятствующего достижению контроля БА, активно исследуется.

Аллергический ринит (АР) одно из наиболее распространенных заболеваний человека, встречающееся практически во

Контактная информация: Ненашева Наталья Михайловна, e-mail: 1444031@gmail.com

всех странах мира и поражающее от 15 до 40% лиц всех возрастов [7]. Вместе с тем следует помнить, что существуют и другие формы хронического ринита, а у части пациентов могут иметь место признаки и АР, и неаллергического ринита (рис. 1) [8].

Существует много различных видов неаллергических/неинфекционных ринитов:

Рис. 1. Виды хронического ринита [В].

Таблица 1. Факторы, препятствующие достижению контроля БА

Клинические • Сопутствующие заболевания (аллергический ринит, риносинусит, хроническая факторы обструктивная болезнь легких, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, ожирение,

психологические нарушения, сердечно-сосудистые заболевания и др.)

• Продолжающийся контакт с аллергеном и/или триггером (клещ домашней пыли, домашние животные, табачный дым, профессиональные аллергены и др.)

• Фенотип тяжелой БА, неконтролируемой на максимальной терапии

• Генетические факторы (полиморфизм генов Р2-адренорецепторов, глюкокортикоидных рецепторов, рецепторов цистеиниловых лейкотриенов) и др.

Факторы, • Низкая приверженность лечению

зависящие • Неправильная техника ингаляции

от пациента • Вредные привычки

Факторы, • Неправильный диагноз

зависящие • Неадекватная оценка контроля БА

от врача • Неадекватная фармакотерапия

Отсутствие стандартизованных методов диагностики указанных видов ринита зачастую приводит к тому, что истинная причина заболевания остается неизвестной, а диагноз идиопатического или вазомоторного ринита является наиболее частым.

Как правило, диагноз неаллергическо -го/неинфекционного ринита выставляется исходя из отрицательных результатов специфического аллергологического обследования, однако за последнее десятилетие в нескольких исследованиях было продемонстрировано, что у существенной части таких пациентов регистрируется положи -тельный результат назального провокационного теста с аллергеном клеща домашней пыли, пыльцы злаковых трав и оливы, и в некоторых исследованиях была выявлена локальная (назальная) продукция специфических ^Е-антител у таких пациентов [9—12]. Таким образом, речь идет о наличии локального АР у категории больных, у которых заболевание ранее расценивалось как вазомоторный/идиопатический ринит. У этих пациентов кожные пробы с аллергенами отрицательные и отсутствуют специфические ^Е-антитела в сыворотке крови. Указанный феномен получил название “энтопия”. Результаты проспективного исследования, продолжающегося в настоящее время, свидетельствуют о том, что это скорее отдельный фенотип АР, а

не транзиторная форма классического АР [13]. Причем этот фенотип довольно распространен и встречается, по данным авторов исследования, у 25,7% больных с симптомами хронического ринита и более чем у 47% пациентов с диагнозом неаллергического ринита. Локальный АР, так же как и классический АР, часто ассоциирован с БА. По результатам исследований, распространенность АР у взрослых больных БА варьирует от 24 до 94%, а длительность заболевания составляет от 50 до 100% по отношению к продолжительности жизни [7].

Рис. 2. Частота развития БА у пациентов с АР, неаллергическим ринитом, атопией без АР и у здоровых субъектов контрольной группы [14].

Приступы Использование Незапланированные Визиты Визиты Госпитализации БА ГКС визиты к врачу к специалисту в ОНП

Рис. 3. Частота приступов БА и обращений за неотложной помощью у больных БА и у пациентов с сочетанием БА и АР [17]. ОНП — отделение неотложной помощи.

Частота ассоциации аллергической БА с АР составляет >80%. Аллергический ринит является независимым фактором риска развития БА, увеличивающим шанс заболеть БА более чем в 3 раза (рис. 2) [14].

Аллергический ринит и аллергическая БА имеют одинаковые этиологические факторы, и аллергическое воспаление в слизистой носа и воспаление в слизистой

Рис. 4. Классификация АР (ARIA, 2001, 2008).

нижних дыхательных путей также имеют больше сходных черт, чем различий. Концепция единства дыхательных путей основывается на анатомической связи носа и легких, общности дыхательного эпителия, наличии назобронхиального рефлекса, что в конечном счете обусловливает одинаковые патофизиологические изменения в слизистой носа и бронхов после провокации специфическим аллергеном [15, 16]. Нарушение функций верхних дыхательных путей при АР, прежде всего дыхательной и защитной, неизбежно приводит к нарушению функций нижних дыхательных путей, а блокада носового дыхания способствует увеличению контакта нижних дыхательных путей с сухим холодным воздухом и аллергенами. Поэтому закономерно, что при наличии симптомов АР у пациентов, страдающих БА, увеличивается частота приступов БА, незапланированных визитов к врачу, обращений за неотложной помощью, госпитализаций и повышается потребность в глюкокортикостероидах (ГКС) (рис. 3) [17]. В исследовании, проведенном в Великобритании, было выявлено, что у больных БА в сочетании с ринитом БА имела неконтролируемое течение в 4—5 раз чаще, чем у пациентов с изолированной БА [18].

В относительно недавнем исследовании, проведенном среди детей и подрост-

Рис. 5. Терапия АР. 1, 2, 3 — терапия в зависимости от тяжести симптомов АР. * Перораль-ные антигистаминные препараты могут лучше переноситься, но топические имеют более быстрый эффект. ** Пересмотреть диагноз, если заболевание не контролируется в течение 1-2 нед. ИнГКС — интраназальные ГКС.

ков, страдающих персистирующей БА и получающих ингаляционные ГКС (ИГКС), было продемонстрировано, что контроль БА, оцениваемый с помощью опросника по контролю над астмой (Asthma Control Questionnaire, ACQ), был значимо хуже, а уровень оксида азота в выдыхаемом воздухе значимо выше у пациентов, страдающих помимо БА аллергическим ринитом [19].

Безусловно, степень влияния АР на контроль БА зависит от тяжести и длительности ринита. Наибольшее негативное влияние оказывает среднетяжелый/тяжелый персистирующий АР (рис. 4).

Возможности достижения контроля БА с помощью эффективной терапии АР

В настоящее время существуют хорошо известные стратегии отдельного лечения БА и АР, основанные на принципах доказательной медицины. Вместе с тем стратегия и оптимальные терапевтические возможности лечения сопутствующих БА и ринита не до конца ясны [20]. Возможно ли применять ту же тактику лечения, те же фармакологические препараты в тех же дозах

и режимах, как при терапии отдельных заболеваний, или же требуется модификация стратегии лечения? Для ответа на этот вопрос необходимо проведение крупномасштабных контролируемых клинических исследований.

Основные принципы терапии БА и АР едины и заключаются в следующем:

• предотвращение контакта с аллергенами и триггерами;

• специфическая иммунотерапия (если воз можно);

В недавно опубликованной основополагающей статье Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии (European Academy of Allergy and Clinical Immunology, EAACI), посвященной ринитам у детей, представлен алгоритм терапии АР, который вполне применим и у взрослых пациентов (рис. 5) [21].

Итак, препаратами первого выбора у пациентов с легкими симптомами сезонного и круглогодичного АР как интермиттирую-щего, так и персистирующего течения являются антигистаминные препараты (АГП).

Таблица 2. Антигистаминные препараты (классификация, химическое и оригинальное торговое наименование)

Дифенгидрамин (димедрол) Клемастин (тавегил) Прометазин (пипольфен) Мехитазин (прималан) Хлоропирамин (супрастин) Диметинден (фенистил) Гидроксизин (атаракс) Ципрогептадин (перитол) Хифенадин (фенкарол) Сехифенадин (гистафен)

Неседативные (II поколения)

Лоратадин (кларитин) Цетиризин (зиртек) Фексофенадин (телфаст) Эбастин (кестин)

Дезлоратадин (эриус) Левоцетиризин (ксизал) Рупатадина фумарат (рупафин)

Азеластин (аллергодил) Олопатадин (опатанол) Левокабастин (тизин алерджи, визин алерджи)

В табл. 2 представлена классификация АГП, их химическое и оригинальное торговое наименование.

Антигистаминные препараты эффективны в лечении АР, однако их эффективность при БА дискутабельна. Между тем гистамин является основным медиатором немедленной и замедленной аллергических реакций и опосредует патофизиологические изменения при АР и БА. Недавнее открытие Н4-гистаминовых рецепторов, расположенных в том числе на им-мунокомпетентных клетках, подтверждает плейотропный эффект гистамина в воспалительных и иммунных реакциях. Антигис-таминные препараты I поколения (АГП I) имеют целый ряд нежелательных побочных эффектов, обусловленных их низкой специфичностью к Hj-гистаминовым рецепторам (сухость слизистых, задержка мочи, тахикардия, повышение аппетита и др.), короткой продолжительностью действия (требуется 2—4-кратное применение), липофильностью и высоким прохождением через гематоэнцефалический барьер (выраженное седативное действие), развитием тахифилаксии (быстрое привыкание и снижение эффекта). Поэтому АГП I противопоказаны при сопутствующей БА.

Антигистаминные препараты II поколения (АГП II) лишены недостатков своих предшественников и поэтому могут применяться у больных АР и сопутствующей БА. В недавний обзор, посвященный эффективности АГП II при АР и сопутствующей

БА, было включено 14 плацебоконтроли-руемых или двойных слепых исследований этих препаратов, проведенных в период с 1995 по 2010 г. [22]. Показано, что применение АГП II не только приводит к редукции симптомов АР, но и значимо уменьшает симптомы БА (свистящее дыхание и хрипы, кашель, заложенность в груди) и сокращает потребность в короткодействующих Р2-агонистах (КДБА). Так, например, при применении дезлоратадина у больных с сезонным АР и легкой БА наблюдалось существенное уменьшение астматических симптомов и снижение потребности в КДБА по сравнению с показателями группы плацебо уже в первые дни лечения [23]. В другом исследовании отмечалось уменьшение тяжести симптомов БА в результате применения дезлоратадина для лечения АР, причем субанализ показал, что более выраженный эффект имел место у больных с более тяжелыми астматическими симптомами [24]. Отмечено существенное снижение потребности в КДБА уже в первые 2 дня применения дезлоратадина. Похожие результаты наблюдались в исследованиях, посвященных эффективности цетиризина и левоцетиризина у больных АР и сопутствующей БА [22].

Таким образом, применение пероральных АГП II является эффективной стратегией терапии АР и оказывает положительное влияние на сопутствующую БА, проявляющееся в уменьшении астматических симптомов и

снижении потребности в бронхолитических препаратах.

Существование системной связи между АР и БА обусловливает рациональность применения единой системной терапии этих заболеваний. Среди фармакологических препаратов этому требованию наиболее полно удовлетворяют антагонисты лейкотриеновых рецепторов. Как известно, в основе БА и АР лежит аллергическое воспаление, в формировании которого помимо гистамина и цитокинов участвуют цистеиниловые лейкотриены (цис-ЛТ: ЛТС4, ЛТD4, ЛТЕ4 и ЛТВ4). Эти липидные медиаторы, образующиеся из арахидоновой кислоты под действием 5-липооксигена-зы, являются мощными провоспалитель-ными медиаторами, вызывающими брон-хоконстрикцию, гиперсекрецию слизи и нарушение ее клиренса, усиливают приток эозинофилов и других воспалительных клеток, повышают проницаемость кровеносных сосудов в 100 раз эффективнее гистамина, стимулируют пролиферацию и дифференцировку миофибробластов, таким образом способствуя развитию суб-эпителиального фиброза. Большинство фармакологических эффектов цис-ЛТ, имеющих отношение к патофизиологии БА и АР, осуществляются через активацию специфических цис-ЛТ1-рецепторов, расположенных на тучных клетках, моноцитах и макрофагах, эозинофилах, базо-филах, нейтрофилах, Т- и В-лимфоцитах, гладкомышечных клетках, бронхиальных фибробластах и эндотелиальных клетках. Поэтому применение фармакологических препаратов, служащих антагонистами цис-ЛТ1-рецепторов (монтелукаст, зафирлукаст и пранлукаст), одобрено во многих странах мира и хорошо зарекомендовало себя в качестве фармакотерапии БА и АР у взрослых и детей. Монтелукаст (Сингуляр) — наиболее часто применяемый в Европе, в том числе в нашей стране, и в Северной Америке препарат из этой группы, тогда как пранлукаст используется преимущественно в Японии и других стра-

нах Азии. Зафирлукаст был первым препаратом — антагонистом цис — Л Т j -рецепторов, зарегистрированным в европейских странах, в том числе в России. Его редкое применение в настоящее время обусловлено необходимостью назначения дважды в день в отличие от монтелукаста, который применяется один раз в день, и возможным взаимодействием с пищей и другими лекарственными препаратами. В настоящее время в Российской Федерации единственным доступным препаратом этой группы является монтелукаст. Антагонисты ЛТ1-рецепторов принимаются per os и, следовательно, оказывают системный эффект на аллергическое воспаление, что делает целесообразным их назначение при сочетании БА и АР.

Существует множество исследований, в которых доказана эффективность такой терапии у пациентов с АР и БА [7, 25]. В международных рекомендациях ARIA 2010 (Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma), составленных европейскими экспертами с позиции GRADE (Grades of Recommendation Assessment, Development, and Evaluation system, www.gradeworkinggroup.org) — качества доказательств и силы рекомендаций и построенных в формате вопроса и ответа экспертов, в пункте 16 экспертами предлагается применение пероральных антилей-котриеновых препаратов (АЛП) у взрослых и детей с сезонным АР и у детей дошкольного возраста с персистирующим АР [25]. А на вопрос пункта 45, должны ли АЛП применяться для лечения БА у больных с АР и БА, эксперты отвечают, что у тех больных с АР и БА, которые предпочитают не применять или не могут применять ИГКС, и у детей, чьи родители не согласны применять ИГКС, предлагается применение пероральных АЛП для лечения БА. Однако здесь следует заметить, что АЛП по своей противоастматической активности, безусловно, уступают ИГКС. Поэтому монотерапия АЛП может быть рассмотрена только при легких проявлениях персистирующей БА. В случаях среднетяжелой и тяжелой БА

Таблица 3. Препараты ИнГКС

Химическое Торговое название Режим дозирования Разрешен к применению

название у взрослых у детей

Беклометазона дипропионат Насобек Ринокленил 50-100 мкг в каждую ноздрю 2-4 раза в день 50 мкг в каждую ноздрю 2-4 раза в день С 6 лет

Будесонид Тафен назаль Бенарин 50-100 мкг в каждую ноздрю 1-2 раза в день 50-100 мкг в каждую ноздрю 1-2 раза в день С 6 лет; бенарин с 18 лет

Флутиказона пропионат Назарел 100 мкг в каждую ноздрю 1-2 раза в день 50 мкг в каждую ноздрю 1 раз в день С 4 лет

Мометазона фуроат Назонекс 100 мкг в каждую ноздрю 1-2 раза в день 50 мкг в каждую ноздрю 1-2 раза в день С 2 лет

Флутиказона фуроат Авамис 55 мкг в каждую ноздрю 1 раз в день 27,5 мкг в каждую ноздрю 1 раз в день С 2 лет

с сопутствующим аллергическим ринитом АЛП применяются в качестве комбинированной терапии с ИГКС. Кроме того, их комбинация с интраназальными ГКС (ИнГКС) эффективна при тяжелых симптомах АР (см. рис. 5).

Таким образом, терапия АЛП (монтелу-каст) у больных АР с сопутствующей БА приводит к лучшему контролю обоих заболеваний.

являются самыми эффективными препаратами в терапии АР. Они используются для лечения АР с 1973 г., когда появился первый препарат этой группы — бекломе-тазона дипропионат. В настоящее время существует и доступно на отечественном фармацевтическом рынке довольно много молекул ИнГКС: беклометазона дипропионат, будесонид, флутиказона пропионат, мометазона фуроат и флутиказона фуроат (табл. 3).

Высокая эффективность ИнГКС при АР обусловлена их выраженным противовоспалительным действием и эффективным влиянием на все этапы патогенеза болезни. Они уменьшают количество тучных клеток и секрецию ими медиаторов аллергии, сокращают количество эозинофилов, Т-лимфоцитов, клеток Лангерганса в слизистой носа, ингибируют синтез проста-гландинов и ЛТ, подавляют экспрессию мо-

лекул адгезии. Все эти эффекты приводят к редукции тканевого отека и нормализации носового дыхания, уменьшению секреции слизистых желез, снижению чувствительности рецепторов слизистой оболочки носа и прекращению ринореи и чихания, подавлению специфической и неспецифической назальной гиперреактивности.

Современные формы ИнГКС хорошо переносятся больными и могут использоваться в качестве базисной терапии среднетяжелых и тяжелых форм АР без риска угнетения мукоцилиарного транспорта и развития атрофии слизистой.

Интраназальные ГКС иногда вызывают местные побочные эффекты: сухость в носу, образование корочек, непродолжительные носовые кровотечения, но эти осложнения не опасны и чаще всего бывают связаны с неправильной техникой использования препарата, когда струю из пульверизатора направляют в сторону перегородки носа, а не на латеральную стенку полости носа.

Кроме того, следует соблюдать правило противоположной руки: инсуффляцию в правую ноздрю следует осуществлять левой рукой, а в левую — правой. Современные ИнГКС практически лишены системного эффекта, что обусловлено их низкой системной биодоступностью, связанной с минимальной абсорбцией из желудочнокишечного тракта и практически полной

трансформацией в неактивные метаболиты при первом пассаже через печень. У флутиказона пропионата биодоступность составляет 1-2%, у мометазона фуроата -всего 0,1%, а флутиказона фуроат в терапевтических дозах вообще не определяется в системном кровотоке. Стало быть, эти препараты могут длительно (в течение нескольких лет) использоваться в качестве базисной терапии персистирующего АР при очень незначительном риске развития системных побочных эффектов: угнетения гипоталамо-гипофизарно-надпочечнико-вой системы, замедления роста у детей.

Логично предполагать, что лечение АР с помощью ИнГКС будет способствовать лучшему контролю БА. В прошлом году был опубликован метаанализ, посвященный изучению влияния ИнГКС на исходы БА при АР [26]. В метаанализ было включено 18 исследований (2162 пациента — взрослых, подростков и детей), изучали влияние ИнГКС на функциональные показатели легких, бронхиальную гиперреактивность (БГР), симптомы БА, качество жизни, потребность в бронхолитических препаратах. Этот систематический обзор показал, что ИнГКС влияют на некоторые, но не на все проявления БА. Значимые улучшения в результате применения ИнГКС были отмечены для функциональных показателей легких — объема форсированного выдоха за 1-ю секунду, утренней пиковой скорости выдоха, БГР, общей шкалы симптомов БА и потребности в бронхолитических препаратах. Наиболее отчетливо положительное влияние ИнГКС наблюдалось в исследованиях, в которых пациенты не получали ИГКС по поводу БА, что позволяет предположить, что у пациентов с легкими симптомами БА и сопутствующими выраженными симптомами АР терапия ИнГКС может быть эффективной в отношении как АР, так и БА.

Таким образом, современные ИнГКС эффективно контролируют симптомы среднетяжелого и тяжелого АР и способствуют оптимизации контроля сопутствующей БА.

У многих пациентов, страдающих пер-систирующей БА, имеют место сезонные проявления АР, которые существенно влияют на течение БА и снижают качество жизни больных. Таким больным следует назначать АГП, или АЛП, или ИнГКС по крайней мере за 2 нед до ожидаемого сезона поллинации, что обусловлено наличием так называемого “минимального персистирующего воспаления”, развивающегося и персистирующего в слизистой носа в ответ на минимальный субклинический контакт с аллергеном [27]. Эффективность стратегии предсезонной профилактики была продемонстрирована во многих клинических исследованиях, и эта стратегия рекомендуется международным руководством ARIA [7].

Относительно недавно целесообразность стратегии предсезонной профилактики с помощью ИнГКС мометазона фу-роата была продемонстрирована в двойном слепом плацебоконтролируемом исследовании [28]. У пациентов, получавших ин-траназально мометазона фуроат за 3 нед до появления клинически значимой концентрации пыльцы японского кедра в воздухе, отмечалась меньшая выраженность симптомов поллиноза и не было обострений ринита и конъюнктивита в дни максимальной концентрации пыльцы по сравнению с больными, получавшими плацебо, и пациентами, начавшими лечение моме-тазоном с момента манифестации клинических симптомов. Отмену ИнГКС и других препаратов, применяемых для терапии сезонного АР (АГП, АЛП), целесообразно проводить спустя 2—4 нед после окончания сезона поллинации. Эта рекомендация основывается, во-первых, на свидетельствах об имеющемся аллергическом воспалении в слизистой носа в течение этого времени, а во-вторых, на наличии другого феномена — эффекта прайминга, описанного J.T. Connell еще в 1968 г. и заключающегося, по сути, в формировании специфической и неспецифической назальной гиперреактивности в результате множественных по——————-Лечебное дело 1.2014

вторных контактов с аллергеном и развития аллергического воспаления [29].

Безусловный приоритет в системной терапии АР и аллергической БА принадлежит аллергенспецифической иммунотерапии — методу, который модифицирует естественное течение заболевания и позволяет сократить потребность в фармакотерапии и снизить ее объем. Этот уникальный метод лечения аллергических заболеваний, имеющий свои показания и противопоказания, заслуживает отдельного обсуждения.

• Более чем у 80% больных БА, особенно атопической, отмечаются симптомы АР, неконтролируемое течение которого усугубляет тяжесть астматических проявлений и препятствует достижению контроля БА.

• Выявление причины ринита следует включить в план обследования пациента с БА и симптомами хронического ринита.

• У существенной части пациентов с симптомами идиопатического ринита может иметь место локальный АР, патогенетическую основу которого составляет

изолированная локальная (в слизистой носа) продукция специфических ^Е к пыльцевым аллергенам и клещу.

• Терапия АР антигистаминными препаратами II поколения, АЛП (монтелукаст) и ИнГКС приводит к редукции симптомов не только ринита, но и БА, способствуя улучшению контроля БА и позволяя сократить потребность в бронхолитических препаратах.

• Легкие симптомы интермиттирующего и персистирующего АР можно успешно контролировать с помощью АГП и АЛП, а среднетяжелые/тяжелые симптомы АР — с помощью современных ИнГКС.

• У больных БА и сезонным АР следует проводить предсезонную профилактику, начиная лечение АГП II, АЛП или ИнГКС за 2 нед до начала сезона полли-нации, продолжать лечение весь период цветения “аллергенных” растений и рекомендовать отмену препаратов спустя 2 нед после окончания поллинации.

Со списком литературы вы можете ознакомиться на нашем сайте www.atmosphere-ph.ru

Bronchial Asthma and Related Diseases: the Focus of Allergic Rhinitis N.M. Nenasheva

Asthma is often accompanied by other conditions that increase its severity and interfere with its control. Rhinitis, particularly allergic rhinitis, is the most common comorbidity in patients with asthma. The study deals with the effect of allergic rhinitis on asthma and modern approaches to allergic rhinitis treatment.

Key words: asthma, allergic rhinitis, montelukast, Singulair.

Продолжается подписка на журнал, предназначенный в помощь практическому врачу для проведения образовательных мероприятий:

Журнал выходит 4 раза в год. Стоимость подписки на полгода по каталогу агентства “Роспечать” — 300 руб., на один номер — 150 руб.

Подписку можно оформить в любом отделении связи России и СНГ.

источник

Читайте также:  Безрецептурный препарат при аллергическом рините